marinagiller: (N1)
dean: тогда мне будет удобно завтра в первой половине дня
сможешь приехать?
Marinka: договорились
1ая половина - это когда? )
dean: в семь утра есстно!
Marinka: эт вторая половина сегодня )
dean: :-):-)
ценю твое чувство юмора!


Он думает, что я шучу :))))
marinagiller: (teddybear)
Может быть, мне и правда всего лишь нравится стучать по клавишам, выбивая странные ритмы и оставляя на совершенной белизне виртуальной бумаги ровные строчки черных букв. Но вполне возможно, что у меня получится писать. Плохо ли, хорошо ли, судить будут другие, а пока я продолжаю стучать, и нет конца и края потоку слов, которые я извергаю то в муках, то с невероятной легкостью. Иногда я, не задумываясь, плету паутины стихов, в которые попадаются, словно мухи, случайные неглупые мысли. Иногда часами буксую, словно в болоте, в строчках, едва вытаскивая на поверхность то одну, то другую конечность, не в силах, наконец, выбраться полностью из цепких пут нежелающего рождаться текста. Заметки, подобные этой, словно абортированные младенцы, роятся на подмостках моей творческой жизни. Они складываются штабелями, сливаются в сеть на потеху виртуалам, забивают информационное поле шумом, создавая помехи, нарушают иногда чересчур застоявшуюся тишину. А зачем? Одному Богу известно. И снова нет конца и края ровным строчкам, тянущимся, словно дорога, через всю мою жизнь. Я хочу попытаться написать что-то стоящее. Хоть раз написать что-то такое, что буду сама перечитывать со слезами благодарности, с безотчетно приоткрытым ртом, с гримасой прозрения, с болью в груди. С благодарностью автору.
Может быть, когда-то я создам что-то настоящее. А пока я просто перечитываю, ругая себя за ошибки и бессмысленную трату вашего времени.
marinagiller: (Default)
Она старательно закрашивала клетки в календаре. Сегодня 13 марта, и завтра непременно случится чудо.

Утром прошлого понедельника шел дождь. Для нее это могло значить только одно – то, чего она так долго ждала, уже пересекло границы страны и грязными товарными поездами пробирается сквозь лабиринты проселочных дорог, путаясь в засаленных волосах вокзальных постояльцев и забиваясь вместе с грязным песком под лавки в залах ожидания.

Она не держала дома секретов. Чтобы распаковать очередной, ей нужно было накинуть с виду невзрачное серое пальто, которые при ходьбе обнажало небесно-голубую подкладку, обернуть вокруг шеи неподобающе алый шарф и, шагнув через порог, оказаться наедине с вечностью.

Она хорошо знала маршрут, хотя не имела привычки смотреть по сторонам. За годы пеших прогулок каждый миллиметр обшарпанных стен въелся ей в память. 50 ступенек вниз – 3 пролета по 15 и один из 5-ти, железная дверь, кнопка домофона испачкана черным маркером, характерный звук и волна спрессованного городского воздуха, накатившая из распахнувшейся двери. Она положила руку на стену, как делала это тысячи раз, и, не глядя под ноги, двинулась вдоль дома, словно обрисовывая вокруг него невидимый круг.

«Смотрите, смотрите, ненормальная идет!» - кричали соседские дети, и это тоже было частью ритуала. Без этих криков и хохота ее путешествие не имело смысла. За домом, там, где дольше всего залеживался почерневший к весне снег, стояла ее любимая лавочка. На сырых, прогнивших деревяшках брезговали сидеть даже пережившие собственную смерть старухи, подобно колдунам Вуду выстукивающие своими клюками потусторонние ритмы. Здесь она садилась, подогнув под себя одну ногу, и долго всматривалась в небо, настраиваясь на нужную волну. Через несколько минут она вставала и продолжала движение вокруг дома.

На прошлой неделе, возвращаясь домой, она встретила бабу Маню, толстую, нелепую женщину, вдову сантехника дяди Валеры, который часто бывал у них дома и иногда приносил ей сахарного петушка, завернутого во вчерашнюю «Вечерку». «Спился, спился паскуда! Гнида, ни мне жизни не давал, ни детям, вовремя тебя бес-то прибрал!» Эти слова, которые неопрятная, растрепанная Манька кинула вслед скрывающейся под слоем земли урне, она запомнила на всю жизнь. Дядя Валера не пил – она знала это точно. «Ваш муж ждет Вас, баб Маня, - сказала она вместо приветствия. – Хочет выпить рюмочку за Ваше здоровье». - Пожилая женщина отшатнулась от нее, как от прокаженной.

Сегодня утром Марью Никифоровну хоронили на Кузьминском, рядом с мужем, который так любил свою сварливую, некрасивую жену. Который не заслужил этой глупой и нелепой смерти, размешанной заботливой женщиной рукой в стакане с чаем. «Он любил без сахара», - только и сказала она, глядя, как споро работают могильщики.

Она стояла у окна, забыв снять пальто, и вглядывалась в даль. Вот-вот. Уже скоро…

-Нюрочка, - раздалось с кухни. – Ты чаю будешь? Я ватрушек напекла.
-Да, бабуля, сейчас иду. - Каждый вечер она приносила из кулинарии ужин и что-нибудь к чаю, не забывая нахваливать бабулину стряпню. Бабушка не готовила уже 7 лет – со дня смерти дедушки Володи.
- Нюр, а кто этот молодой человек, который заходил сегодня через окно? -Анина бабушка видела, пожалуй, больше, чем могло выдержать ее слабое здоровье.
- Тебе показалось, бабуль. Ватрушки - просто объеденье!
- Потому что я мешаю тесто руками, оно душу человеческую любит. Принимает в себя и поднимается от этого лучше.

Ночью в окно билась серая тень ее предчувствий. Почему она страшилась ее? Не этого ли она так ждала, выводя пальцем на стекле тайные имена и символы. Наконец, утомительное ожидание слепило ее веки, и она забылась недолгим, тяжелым сном, сном накануне…

А утром в город ворвалась настоящая весна. Даже приятно, что это произойдет посреди весны, это должно быть красиво. 15*3+5 – формула правильного утра. 23-ий до работы, люди, обед и нарастающая концентрация ожидания в воздухе. Сегодня она задержится – Алексей Николаевич вызовет к себе в кабинет и будет долго рассказывать о перспективах развития компании. Предложит подбросить до дома, но она захочет подышать свежим воздухом.


14-ого марта около 22-00 в районе парка «Лосиный остров» была зверски убита Нефедова Анна Семеновна 1983 года рождения. Преступник был схвачен по горячим следам. Им оказался 30-тилетний гражданин Украины, Головко Александр Иванович. Накануне он прибыл в Москву из Донецка, на скором поезде № 010Д.
marinagiller: (Default)
палочками, точками, закорючками
детством пахнущими сливочными тянучками
солеными многоточиями, незаполненными междустрочиями
теплой негой розового снега
печальными очами, кошачьими ночами
мужским началом, лица овалом
напиваюсь, забываюсь из ряда вон выбиваюсь

December 2012

S M T W T F S
      1
234 56 78
9101112131415
16 17181920 2122
23 24 252627 2829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 21st, 2017 12:38 am
Powered by Dreamwidth Studios